Отчет о рыбалке от Лехи

В жизни каждого рыболова наступает момент, когда вам звонит друг и сообщает долгожданную новость: «Билеты куплены, встречай! Поедем на рыбалку!» Американцы, обычно, просят повторить по буквам, дабы в последствии не возникало никаких накладок. Не обязательно переспрашивать все буквы, достаточно уточнить только первую: ну да ладно, коль не успел нажать F8 при загрузке — довольствуйся настройками своего BIOS, а там у меня прошито, что по умолчанию, первая буква в цели визита должна быть не иначе, как «р». В соответствии с этим и программа была загружена стандартная. Т.е. гостя селить недалеко от своего дома, в гостиницу Каскад, чтобы можно было его отнести туда на руках, измученного нарзаном и изможденного переживаниями при вываживании крупных особей рыбьего поголовья. Заинтересованный народ, в лице Кимирсена, заслан за мальком и мотылем. Все куплено, все готово, место выбрано. Встречаю: Оказывается нарзан, практически насильно, вливали всем пасажирам самолета и особенно Димычу, поскольку из самолета он вышел уже достаточно измученный этим напитком. Встреча! Объятия! Звонок другу! 50 на 50 и, наконец, помощь зала: Бесплатный туалет в аэропорте тоже включен в программу. Единственное, что не входило в наши планы это то, что за три звонка по мобиле с Димыча содрали 1000 р. Автоматом выбралась сеть NW GSM, а это всеми любимый Мегафон, который роуминг осуществляет через Питер, соответственно в оплату включены вся междугородка Волгоград-Питер, Питер-Москва, Москва-Питер, уплачено всем трем операторам. Это поправимо, но озвучено специально для тех, кому еще предстоит с этим столкнуться. По дороге, отвечая на глупые вопросы, типа, «клюет ли рыба?» пытаюсь узнать на сколько Димыч голоден: Удалось мне это уже в номере гостиницы в 1.30 ночи. Оказывается он целый день ничего, кроме Нарзана, не жрал совсем. В добавок, обнаружилось, что загруженная по умолчанию программа сбоит и глючит. Когда рыболов вытаскивает из ящика жерлицы, удочки и при этом очень живо интересуется ночной жизнью Волгограда — я начал догадываться, что цель визита нужно было читать где-то между строк. Но на то он и спальный район, что ночью в нем все спят, кроме одной-двух точек нарзана. Метнулись, купили какой-то колбасы, вернулись в номер, Димыч все это заточил с пивом. Покидал Димыча с тревогой в душе, как же я его завтра буду поднимать утром на рыбалку? Как, как: Подъехали к гостинице, звоним — спит! Никто его не разбудил! Ну бывает, когда компьютер, практически невозможно вывести и спящего режима, пока не перезагрузишь. Вышел Димыч, мы все «перезагрузились» по новой в машину Кимирсена и поехали. В попытках перерассказать Димычу вчерашний вечер — доехали до речки. Прицельчики, раздача мотыля, снова прицельчики, снова раздача мотыля. Димыч лупит сало — аж деревья качаются. Не кормят их там в Москве. Видя такое дело, какая-то приблудная летающая тарелка стала проявлять неуёмное любопытство и стала зависать прямо над Геной, ибо он был заметно крупнее других землян, он им что-то постоянно наливал, а остальные земляне нетерпеливо топтались около него. Но человеческую сущность — не обманешь! Нам самим мало, поэтому Сатурну мы не налили, но сфотографировали для последующих научных изысканий и диспутов. Дон, как всегда, встретил унылыми поземками. Одна одинокая фигура упорно сидела на середине, остальные прятались в затоне, судя по всему, ловили окуньков. Мы же пошли на свои привычные проверенные места. А вот и авангард бурильщиков задает тон на целый день. Пока мы с Геной бурили лунки, на Димыча стало снисходить понимание того, что его все-таки привезли на рыбалку! И теперь придется, хочешь или не хочешь, бурить, ловить, бурить, ловить: Димыч смог только пробурить один раз. Вскоре первые поклевки заставили нашего нештатного фотографа подрываться за фотоаппаратом (который в основном служил в качестве груза, чтобы сумка по ветру не улетела) и делать бесценные кадры, которые чудом получились в этот ненастный день с помощью военного фотоаппарата Зенит с ручным выставлением выдержки и диафрагмы. Вот он, первый забан, в котором Димыч признал густёру. Вскоре Кимирсен, вооружившись филигранной техникой, выдрочил ерша, долго спрашивал название сей удивительной для него рыбы и, загадав на всякий случай желание, оттопыривал у ерша колючки, силясь рассмотреть в них корону золотой рыбки. Сие глумление прервал Димыч: «А ну-ка, дайте его мне, я жерлицу поставлю! Пусть стоит!» Сказано — сделано! Зарядили жерлицу на ерша. Затем поставили еще одну просто на малька. До обеда, вопреки всем правилам утреннего клева, рыба не хотела оправдывать наших надежд. Димыч это сразу понял, тем более что сало, горкой лежавшее в нем, начало растворяться в «прицельном снадобье» и питать его организм, требуя покоя и безмятежности. Покой наступил, но безмятежность все время прерывалась падением с рыболовного ящика и нашими тревожными криками: «Димыч! Не спи! Замерзнешь!» Но Димыч отвечал, что причин для беспокойства нет, что он в термобелье и продолжал пытаться сохранять равновесие сидя на ящике и ловя рыбу. — Жерлица сработала!!! Мы с Димычем резко оборачиваемся — точно! Флаг горит! Мы бросаем удочки, бежим к жерлице, я успеваю захватить багорик!:. Твою мать, а!? Это валяется непоставленная жерлица. Две наших поставленных стоят, как и положено, в позе «мама моет пол». Видя такую, доселе не виданную в этих краях, борьбу, забан принял решение клюнуть, а Димыч принял решение — подсечь! Сей факт был быстро зафиксирован документально. До обеда Диспетчер сходил в затон, где некто ему оторвали два балансира, выловил с десяток некрупных окуней и вернулся. Я пробовал искать судака на мели. Через 5 лунок — успокоился. Лед толстый. Дело шло к обеду. Димыч тоже туда шел. Деловой! Немного подкрепившись, оставили Димыча спать в машине. Ему нужно было набраться сил для вечерней бани и для второй, неофициальной цели визита, на которую он по-прежнему расчитывал. Мы же, продолжили поиск рыбы. Не сказать, чтобы совсем не клевало. У меня был очень солидный сход с травлением лески, с вставанием на коленки перед лункой. Но сход — есть сход. Ничего не попишешь. Диспетчер вытащил хорошего забана, вселяя в остальных надежду, что де ща попрёт! Ан, нет! Ветер усиливался, поземка стала засыпать только что просверленные лунки. Мы с трудом находили оставленные удочки и жерлицы. Решено было сворачиваться и пробиваться через сугробы к асфальту. В итоге у меня в активе было три небольших забанчика и две плотвы чуть больше ладони. На удивление, перемело только в одном месте, пришлось толкнуть. Вытолкали только со второго раза. Оказывается, наши товарищи с планеты Земля оказались ни чуть не хуже Сатурнов на летающей тарелке. Конечно, наши проигрывают в скорости — денег на летающие тарелки не хватает. На встречу с нами летел Бобр, почуяв каким-то неведомым во вселенной чувством, как мы нетерпеливо топтались вокруг Гены. Встретились на трассе, рассказали про рыбалку, про дальнейшие планы на вечер. Приехали домой, доложили жене, что, дескать, благополучно отмучились. Тут же отчалили в сторону «покушать» и, наконец, поговорить по человечески. Без всяких там летающих тарелок и завывающего ветра, который постоянно бросает горсти снега в харю. Посидели хорошо. Созвонились с Фермером, который без документов, на какой-то доске с парашютом пробивался из Дубовки к Волгограду. На этом, официальная часть «Едем на Рыбалку!» — закончилась. Моя программа окончательно зависла и не отзывалась ни на ESC, ни на CTRL+ALT+Del. Дождавшись Фермера я передал уже накормленное и отдохнувшее тело Димыча в его объятия. На следующий день еще раз отлично посидели уже с Фермером, мне была в кратце рассказана неофициальная часть, которую я бы назвал «Мертвые души-2», и проводы Димыча в аэропорт. Спустя некоторое время, Димыч мне признался что первый раз в жизни он заснул в самолете и проспал весь полет, как суслик.

Добавить комментарий