Отчет с базы Ольга

До 2015 года я был в душе примерным «поплавочником» и «доночником». Но в конце лета мой брат предлагает съездить с ним на базу «Ольга», находящуюся где-то там, за Астраханью, в дельте Волги. 

Сборы были недолгими в 6.00 на трассе Волгоград-Астрахань появилась машина белого цвета. По аналогии Джерома Джером «Трое в машине не считая кучи барахла и еще большей кучи чистолюбивых планов». Как вы догадались, это был я, мой брат Алексей и разведчик на пенсии, зарабатывающий свой нелегкий хлеб на предпринимательской ниве, как в России, так и в Фатерлянд. Протягивая руку при знакомстве сказал: «Зови меня просто Валерий Николаевич!». До Астрахани долетели пулей. Были встречены и сопровождены до пос. Каралат. Благополучно погрузились в лодку и за полчаса домчались до самой базы. По взошествии на дебаркадер были потчеваны водочкой с кавиаром зернистым на подносе (вот это сервис!) Быстренько обед и вперед, вперед! Уже наслышаны о щуках-крокодилах, окунях -1,5 кг, на каких-то Раскатах. И вот уже летим по протоке не сильно широкой, но с течением как у нас на Волге на стремнине. Сворачиваем в более узкую протоку, еще в одну и на открытую воду. Там Каспий сказал егерь, указывая в туманную даль, А туточки, стало быть, Раскаты. Почти сплошная стена камыша и кое-где камышовые островки. Между островов поля цветущего лотоса! Глубина 1-1,5м. Ну, с Богом! Начали! Хлестали во все стороны в основном железом. За 4 часа было выловлено столько щук и окуней, в том числе и мной, сколько я видел только на базаре! (в это время во мне начал помаленьку умирать «поплавочник», хотя «доночник» был еще бодренький). Глядя на наши довольные рожи, егерь сказал: «Рыбы практически нет. (Ушел зверь. Ушел за кордон.) Это изречение напомнило мне одну незабвенную фразу, выданную моим другом. Удочками ему ловить некогда, дача в д. Булгаково, огород, хозяйство, да и водочки надо откушивать. По такому случаю, на жареху ловит маленькой сетчонкой (Ай-я-яй!) По весне на вопрос: «Как рыбалка, Толян?» ответ бывает неизменным: «Рыбы нет, одна стерлядка». (То бишь, бели нет, а стерлядка в каждом очке!) Вечером был ужин, была водка (много), была икра. Было много тостов за рыбалку… Я уже спал в своем уютном номере а наверху в кают-компании все еще кипели шпионские страсти, страсти по рыбалке. Все как положено. А мне в эту ночь снились поля цветущего лотоса. Утром завтрак и по коням! Вперед! В этот день были произведены похороны «поплавочника». Под веселый звон стаканчиков и под унылое шлепанье хвостов в рундуке нашего куласа. «Доночник» с инфарктом микарда (рубец с палец!) где-то внутри, отлеживался. Девиз дня: «Рыбы нет, одна стерлядка!» И был вечер, и был ужин с прекрасной кухней и обслуживающим персоналом. Ну и как положено водка, байки про рыбалку, а на десерт похождения Штирлица (он же Валерий Ник.) в Фатерлянд. Правда, после каждой рюмки рыба становилась крупнее, а пистолет у Штирлица еще длиннее. Мне стало как-то скучно. Внутри что то зашевелилось. Ха! «Доночник»! Жив, курилка! Ну, ща мы тут! Благо, был прихвачен старый самодельный спин из титана, с ладно притороченной катухой, типа невская. Черви нашлись у соседей Москвичей. Морда лица намазана какой-то дрянью якобы от комаров (они тута с нормальную зеленую муху!) И вот я на палубе делаю шаг на понтон, с которого хотел ловить. Оказываюсь в дыре между дебаркадером и понтоном. Заглядевшись на ночную идилию не обратил внимание на то что мосток на понтон был чуть правей, не до него было! Но червей и спин из рук не выпустил. (Жив, курилка!) Правда, был выпушен в свободное плавание тапок с левой ноги, и она же, при ближайшем рассмотрении, оказалась распухшей, но шаволилась. И так, раненый (чуть ли не в жопу) добрался до противоположного края понтона, насадил червей и закинул «невод». Волжская ложка 80-100г. дна не достала. По поднятию оной на крючках обнаружилось по одной густерке в 300 г. Потом густера обжирала червей, комар обжирал меня. После вылова трех десятков и отпущенных восвояси густерок, мой «доночник», хромой, но не побежденный пошел видеть сны. А на верху шпионские страсти достигли наивысшего накала. Утром я остался на базе что бы закоптить рыбу, да и руки болели после палки неизвестных кровей но, видимо, китайских конюшен, плюс нога хромала. К обеду подтянулись основные силы нашей команды отягощенные рыбой и, по моему, далеко не чаем. Праздничный обед по поводу нашего отъезда был увенчан высочайшим произведением кулинарного искусства (как мне показалось, а я знаю в этом толк, поверьте мне) настоящими рыбными растегайчиками! Дорога домой хитро переплеталась шпионскими страстями с унылыми пейзажами. А где-то внутри звучало: «Удочка умерла! Да, здравствует СПИННИНГ!»

Добавить комментарий